Повторное использование проектов однажды выстроенных и признанных удачными домов широко вошло в практику московских зодчих, начиная с конца тридцатых годов ХХ века, когда всерьез задумались над экономичностью строительства.

Юлий Владимирович Ранинский (1928-2001)

Мы не раз встречались. Невысокий, в неизменной береточке, умно, внимательно, чуть с хитринкой глядящий на собеседника сквозь очки, он при первом же знакомстве покорял своей доброжелательностью, интеллигентностью, тактом. Коллеги говорили, что за все годы работы с Ю.В.Ранинским они ни разу не видели его раздраженным - даже в самых сложных ситуациях...

Юлий Владимирович РанинскийЮлий Владимирович окончил школу в 1946 году. Учился отлично и успевал посещать еще художественный кружок. На выборе им профессии сказалась, конечно, увлеченность рисованием. Но не только. 1946-й - первый послевоенный год, когда в СССР началось восстановление городов, разрушенного войной хозяйства. Постоянной темой журналов и газет были новые грандиозные архитектурные проекты. Красочные макеты и чертежи будущих сооружений выставлялись на всеобщее обозрение. Это не могло не впечатлить художественно одаренного юношу. Как рассказывал сам Ю.В.Ранинский, «в десятом классе определилось направление на архитектуру - она сочетает в себе черты образного искусства и факты материальной истории: множество легенд, событий, памятных дат связано с ней».

Юлий поступает в Московский архитектурный институт, где молодежь тогда была захвачена пафосом развернувшейся в стране гигантской стройки. Курс Ю.В.Ранинского состоял преимущественно из бывших фронтовиков - людей серьезных, прошедших огонь и воду и теперь мечтавших о созидании. Ребята, только что окончившие школу, тянулись за ними. Не случайно первые послевоенные выпуски МАрхИ дали так много замечательных зодчих.

В институте педагогами Ю.В.Ранинского были профессора В.Ф.Кринский и Л.М.Лисенко; с третьего курса он попал в группу профессора Б.С.Мезенцева, о чем позже вспоминал: «Мезенцев часто привлекал нас к доработке проектов в мастерской, что позволяло нам постичь рабочую атмосферу. В 1948 году Мезенцев начал проектировать высотный дом у Красных ворот (Москва), за который он стал лауреатом Государственной премии. Мы помогали ему в этом - он приглашал нас, когда необходимо было сделать очередной показ перед какой-то инстанцией. Это было, конечно, еще ученическое участие, но погружение в атмосферу мастерской, когда вокруг работали архитекторы, поднимало и наш творческий потенциал». И еще: «С ним (Мезенцевым. - Я.К.) мы делали конкурсную панораму Бородинской битвы, которая по его проекту была построена. Я был тогда на дипломе, и Мезенцев пригласил нескольких студентов поработать с ним в течение некоторого времени на объекте. Так было не весь год, приходили, работали с неделю и возвращались на диплом. Это все сочеталось с учебой и очень много дало той же учебе».

Он активно, увлеченно занимался общественной работой («тогда совершенно естественной для нас») - например, подготовкой торжественных весенних курсовых вечеров, неизменно превращавшихся в веселые соревновании между курсами. «Стены института покрывались в огромных масштабах живописными панно, карикатурами, дружескими шаржами. Не было бумаги, и в ход шли старые обои, миллиметровка. Выпускались диафильмы, все было написано в стихах с эпиграммами». Много стихов сочинил тогда и Ранинский. А вот его шуточное стихотворение на тему военных сборов:

Повели нас строем в баню.
Стали форму выдавать.
Вдруг друг друга мы в друг друге
перестали узнавать.

Был Юлий Владимирович участником и институтского драматического коллектива. Позднее, работая в «Моспроекте-1», он выступил одним из организаторов знаменитого ансамбля архитекторов «Кохинор», для которого также писал тексты.

Столь разносторонние увлечения не мешали Ю.В.Ранинскому отлично учиться. С самого начала он показал себя одаренным студентом, в последние годы получал сталинскую стипендию.Гостиница "Можайская". Архитекторы Ю. Ранинский, И. Линде, И. Каменский; инженеры Н. Уманская, Н. Осьмина. 1964-1971 годы

В 1952 году Ю.В.Ранинский, защитив диплом «Мост в Лужниках», с отличием окончил МАрхИ и был принят в мастерскую своего дипломного руководителя профессора Б.С.Мезенцева. Началась творческая деятельность молодого архитектора. Он участвует в ряде конкурсов, в том числе на памятники Победы и В.И.Ленину на Ленинских горах, монумент в честь запуска первого искусственного спутника Земли.

С 1955 года архитекторы отходят от возведения монументальных сооружений и сосредотачиваются на задачах жилищного строительства. Ю.В.Ранинский проектирует поселок Бурдинской ГЭС (1952), здание педагогического института в Чимкенте (в соавторстве, 1955), жилые дома в Москве на Рязанском шоссе (1955) и в Оружейном переулке (1956), осуществляет реконструкцию главного корпуса НИИ скорой помощи имени Н. В. Склифосовского (1955), строит мотели на кольцевой дороге со станциями обслуживания и другие объекты. В 1961 году он стал руководителем коллектива по возведению стадиона в Джакарте (Индонезия) для очередных Азиатских игр.

Важной вехой в творческой биографии архитектора явилось его участие в восстановлении Ташкента после землетрясения (1966). Ю.В.Ранинский во главе бригады строил жилые дома и застраивал центр одного из кварталов столицы Узбекистана, удостоившись за «ташкентскую эпопею» Государственной премии Узбекской ССР имени Хамзы Ниязи.

В 1960-х годах Юлий Владимирович строил и в Москве - в частности, Дом культуры ГПЗ (1967-1969) и Дворец культуры АЗЛК, а также мотели на Минском шоссе. Опыт, приобретенный при проектировании различных автосооружений, он обобщил в диссертации «Здания и сооружения автотуризма. Система обслуживания, типы размещения и особенности архитектурной композиции», защищенной после окончания аспирантуры (1963-1970).

В 1970 году молодого кандидата архитектуры, но уже опытного зодчего приглашают возглавить мастерскую по проектированию туристического центра в Суздале, где тогда было создано много мастерских, которые занялись реставрацией памятников и размещением в них разного рода объектов. Ю.В.Ранинский проектировал главное здание Центра (без мотелей).



Эта работа раскрыла новые черты его творчества. Человек чрезвычайно широкой эрудиции, он не замыкался только на архитектурной практике, хотя много и эффективно строил, но проявлял живой интерес к теории архитектуры, в частности к проблеме активного включения архитектурного наследия в жизнь современного города. «Одна из печальных особенностей нынешней архитектуры, - говорил Юлий Владимирович, -потеря городами своей индивидуальности, своеобразного облика. Новые районы Пскова не должны быть похожи на новые районы Ярославля; те, в свою очередь, - на новые районы Владимира, как была несхожа их древняя архитектура. Мы без труда узнаем псковские или владимирские храмы, хотя строились они на принципиально одной русской национальной основе».



В наших беседах Ю.В.Ранинский очень четко разъяснял место архитектора в процессе возведения объектов. По его мнению, архитектору вовсе не обязательно знать все детали строительства, но желательно представлять, например, принципы теплоснабжения, размещения всевозможных технических устройств, чтобы не нарушить архитектурную композицию, а также не допустить ее нарушения инженером. Действительно, разве мало вокруг нас сооружений, где архитектору не удалось «справиться» с инженерами-смежниками? Результат плачевен: торчащие на виду трубы, не вписанные в силуэт, не включенные в тот или иной объем.

В Суздале Юлий Владимирович сумел найти общий язык со смежниками и обеспечить должную реализацию задуманного решения. В 1978 году ему была вручена Государственная премия СССР. Суздальский опыт лег в основу докторской диссертации Ранинского «Историко-теоретические основы преемственности развития архитектурного ансамбля», защищенной в 1983 году.

Между тем начавшийся десятилетие назад реставрационный «бум» требовал все больше квалифицированных специалистов в этой области. Надо было срочно их готовить, и Ю.В.Ранинский, преподававший в 1971-1972 годах в МАрхИ по совместительству, принял предложение о переходе в институт на постоянную работу для реорганизации кафедры реставрации, в итоге созданной им фактически заново. С тех пор большую часть сил и времени Юлий Владимирович отдавал педагогической работе, пройдя путь от доцента (1973 ) до профессора (1976), заведующего кафедрой реконструкции и реставрации архитектуры, которую он возглавлял до своей кончины.
Мотель "Солнечный". Архитекторы Ю. Ранинский, Р. Гвоздев, М. Воробьева, В. Шер. 1977-1980 годы
«Я стараюсь, - рассказывал профессор Ранинский, - приучить студентов к большей самодеятельности, им надо только помогать. Мы им говорим: «Вы - автор, мы - ваши помощники. Думайте, ищите, а потом будем обсуждать». Еще один его принцип звучит так: «Для архитектора очень важно вжиться в образ, чтобы для себя что-то понять. Поэтому без хорошей книги, музыки, без эмоций жить нельзя - такая уж профессия. Архитектор - это своего рода артист и художник, он должен не просто перевоплотиться, а синтезировать все, пропустить через себя и потом уже выдать решение, воплощающее образ».

Подчеркнем еще раз: профессор Ранинский не замыкался только на архитектурной практике и преподавании, проявляя живой интерес к теории и истории зодчества (проводил, например, обмерную фиксацию памятников Бухары, Самарканда), занимаясь проблемами связи архитектурного наследия с жизнью современного города. Простой перечень научных работ Юлия Владимировича - «Загадка Донского монастыря», «Центры исторических городов и проблемы их реконструкции», «Исторические города Польши», «Замоскворечье. Проблемы реконструкции», «Старое и новое в архитектуре городов Италии» так далее, и так далее - яркое свидетельство разносторонности его таланта.

Кафедра «Реконструкция и реставрация» МАрхИ, в становление и развитие которой он внес неоценимый вклад, и в настоящее время пользуется большой популярностью у студентов, ежегодно выпуская десятки высококвалифицированных специалистов; ее опыт широко используется кафедрами реставрации других архитектурных вузов России. За свою творческую, научную и педагогическую деятельность доктор архитектуры, автор более сорока сооружений, двадцати конкурсных проектов и около пятидесяти научных работ Юлий Владимирович Ранинский был удостоен высоких правительственных наград (кроме уже названных - также медалей «За трудовое отличие» и «За доблестный труд»), звания «Заслуженный архитектор РСФСР». В течение ряда лет он являлся членом-корреспондентом РААСН и членом правления МОСА.



Я.Ш.Каждан
«Архитектура и строительство Москвы», №1, 2008 год