Повторное использование проектов однажды выстроенных и признанных удачными домов широко вошло в практику московских зодчих, начиная с конца тридцатых годов ХХ века, когда всерьез задумались над экономичностью строительства.

Конкурсы: турнир без победителей

Работы по проектированию Театра Красной Армии были начаты в 1931 году, когда в архитектурной среде остро встал вопрос о создании архитектурного монумента Советской Армии, который бы отражал все ее величие и мощь. Задача по проектированию театра была возложена на архитектора Д.Ф.Фридмана и его ассистента Г.И.Глущенко. Однако разработанный еще находящимися под влиянием конструктивизма архитекторами проект был признан неудовлетворительным.

В 1932 году Совет строительства театра Красной Армии организовал конкурс, заказав три проекта: тем же Фридману и Глущенко, академику архитектуры И.А.Фомину и ленинградскому дуэту архитекторов Л.В.Рудневу и В.О.Мунц. Проекты были готовы и представлены Совету строительства театра уже к началу 1933 года.

Архитекторы Фридман и Глущенко, значительно переработав свой первоначальный проект, придали зданию большей монументальности и выразительности. Однако авторам все равно не удалось окончательно избавиться от индустриальных черт в архитектуре театра, к которым Совет строительства и предъявлял основные претензии еще до объявления конкурса. Определенным достоинством проекта комиссией была признана организация внутреннего пространства, которая давала возможность развертывания театральных действий не только на сцене, но и в зрительном зале благодаря непосредственному сообщению между ними.


(иллюстрация: 19-35.blogspot.com)


(иллюстрация: 19-35.blogspot.com)

Академиком Фоминым на суд комиссии был представлен проект грузного массивного здания со сравнительно большой кубатурой, которая объяснялась просторными, обеспечивающими свободное перемещение больших народных масс, внутренними помещениями. Весь первый этаж театра Фомин отводил под огромный вестибюль с гардеробом, в который с улицы можно было попасть двумя путями – один непосредственно с площади для приезжающих на автомобилях, второй – при помощи крытых пандусов от остановок общественного транспорта. На втором этаже по проекту архитектора располагались партер и примыкающее к нему фойе, на третьем – балкон, первый ярус лож, построенных наподобие балконов, и буфет, а на четвертом – второй балкон и второй ярус лож. Благодаря расположенному над вторым ярусом лож кольцу из окон, дающим дневное освещение зрительному залу, здание театра могло служить не только концертным залом, но и домом съездов.


(иллюстрация: 19-35.blogspot.com)


(иллюстрация: 19-35.blogspot.com)


(иллюстрация: 19-35.blogspot.com)

Выразительный объем здания архитекторов Руднева и Мунц выгодно отличался от проектов двух других участников конкурса. Использование классических форм, обилия скульптурных композиций и декоративных элементов как нельзя лучше соответствовали новым тенденциям советской архитектуры. Великолепно описал свой проект сам Лев Руднев: «Театр ЦДКА – место широкой общественной работы и культурного отдыха – должен быть трактован особенно пышно. Перед ним большая площадь: зритель идет издалека, и силуэт здания должен являть собой как бы первую из тех декораций, которые зритель увидит в театре. Широкая большая лестница как бы втягивает собой зрителей. Пышный портал, массивные колонны, разорванный архитрав и вздыбленные кони на нем, трактованные в старом материале (бронза). А наверху – скульптурные группы на темы о гражданской войне, выполненные из нового материала (дюралюминий), а над ними – широко раскинутые крылья аэроплана, рвущегося ввысь».


(иллюстрация: 19-35.blogspot.com)


(иллюстрация: 19-35.blogspot.com)


(иллюстрация: 19-35.blogspot.com)

Любопытно, что ни один из представленных на конкурс проектов не был принят к реализации, а уже через год строительство здания театра Красной Армии было поручено без конкурсов К.С.Алабяну и В.Н.Симбрицеву, по проекту который и был сооружен театр, ставший впоследствии одним из символов Москвы 1930-х годов.

Автор: Артем Чернов (19-35.blogspot.com)