Первоначальный проект высотного здания МИДа в Москве не предусматривал завершения в виде шпиля. Проект был доработан в ходе строительства. Существует легенда, что данная идея принадлежала И.В.Сталину.

Дом Брежнева на Кутузовском проспекте

Дом 26 по современному Кутузовскому проспекту проектировался Зиновием Розенфельдом еще до Великой Отечественной войны и должен был стать частью большого квартала, который состоял из двух жилых корпусов.



На том месте, где сейчас стоит 26-й дом в 1771 году, когда в Москве свирепствовала чума, на окраине села Дорогомилово на высоком берегу Москвы-реки возникло кладбище. Здесь хоронили самый простой московский люд и крестьян из западных губерний— помещичьих дворовых или отпущенных в столицу на оброк. Во время Отечественной войны 1812 года здесь хоронили погибших или умерших от ран русских и французских солдат и офицеров. Здесь же была братская воинская могила над которой в 1849 году на средства промышленника мануфактур-советника Прохорова была - кирпичная стела, облицованная железом и увенчанная золотой с крестом главкой. На ней была надпись: «Сей памятник воздвигнут над общею могилою трехсот воинов-страдальцев и раненных в Бородинской битве и умерших на пути в Москву 1812». В 1839 году возле кладбища была сооружена новая церковь Преподобной Елизаветы, которая была снесена и уничтожена вместе с кладбищем в 1940-1950-х годах.

К первой трети XX века вокруг кладбища были выстроены различные промышленные предприятия, а ближе к современной Студенческой улице возник рабочий городок, который вплотную подошёл к Можайскому шоссе.

В 1935 году бы принят Генеральный план реконструкции Москвы, согласно которому промышленное Дорогомилово с его разрозненной жилой застройкой должно было превратиться в благоустроенный жилой район с монументальными жилыми домами, просторными улицами и скверами. Руководителем проекта стал московский архитектор Зиновий Розенфельд. Его идея заключалась в создании помпезного ансамбля жилых домов вдоль Можайского шоссе (сейчас это Кутузовский проспект) от проектируемого в то время моста, который должен был связать проектируемый Новоарбатский проспект с Минским шоссе.

Жилые корпуса по чётной стороне шоссе должны были образовывать просторные замкнутые дворы, то есть каждый дом образовывал целый квартал внутри которого располагались здания школ и детских садов. По замыслу Розенфельда, такие дворы должны были образовывать целую анфиладу между современным Кутузовским проспектом и берегом Москвы-реки. К сожалению, начавшаяся Великая Отечественная война 1941-1945 годов и сложности, связанные с выводом промышленных предприятий, не дали осуществиться планам Розенфельда. Лишь в 1940-х годах, ближе к Московской окружной железной дороги ему удаётся реализовать квартальную застройку.

Дом 26 по современному Кутузовскому проспекту проектировался Зиновием Розенфельдом еще до Великой Отечественной войны и должен был стать частью большого квартала, который состоял из двух жилых корпусов. Строительство дома было начато в 1941 году, но было заморожено на нулевом цикле, когда немецкие войска были уже на подступах к Москве. Строительство возобновилось лишь в 1944 году и было закончено к 1947 году. К этому времени проект был изменен - вместо одного корпуса вдоль современной набережной Тараса Шевченко появилось два – центральный в 12 этажей и угловой в 7-9 этажей, который копировал архитектуру жилого корпуса вдоль современного Кутузовского проспекта.

Со стороны набережной предполагалось сделать партерную лестницу вдоль склона с беседками и фонтанами. К сожалению, это не было реализовано, так как в середине 1950-х годах началась знаменитая борьба с архитектурными излишествами. Парадные фасады всех трех корпусов отделывались песчаником, а дворовые кирпичом и бетонными фигурными блоками. Все корпуса были связаны ажурной кованой оградой с воротами, которая исключала попадание во двор посторонних людей. Это, как и расположение вдоль правительственной трассы, и предопределило судьбу квартала, как жилья для членов Политбюро СССР и высокопоставленных государственных служащих. Самыми известными жильцами этого дома с конца 1940-х годов и по начало 1980-х были такие известные государственные деятели, как Леонид Брежнев, Юрий Андропов, Михаил Суслов и Николай Щелоков. В 1980-2000-х годах здесь жил известный писатель-разведчик Василий Карпов. О Юрии Андропове и Василии Карпове напоминают мемориальные бронзовые доски, которые висят на фасаде дома со стороны Кутузовского проспекта. К сожалению, в 1990-х годах была снята доска о Леониде Брежневе, которая позже попала в Германию.

Очень часто этому дому приписывают дурную славу дома самоубийц, считая, что здесь покончили самоубийством такие известные государственные деятели, как Борис Пуго и Николай Щелоков. Но спешу развеять эти слухи, т.к. Борис Пуго жил на улице Рылеева (ныне – Гагаринский переулок), а Николай Щелоков за несколько лет до смерти переехал в дом №30 по Кутузовскому проспекту.

Уже прошло почти 70 лет, но дом №26 и его два соседа не потеряли былого статуса. В 2006 году ТСЖ, которое здесь было создано, стало лидером конкурса «Улучшаем свое жилище», а в последние годы постоянно, благодаря активному участию жильцов в благоустройстве двора, получает всевозможные награды на районных и окружных конкурсах. И действительно, попадая во двор дома №26, вы оказываетесь в благоустроенном зеленом и тихом дворике, в который не проникает городском шум.

Автор: Денис Ромодин, специально для Мосновострой.ру