В первое десятилетие советской власти стали появляться довольно интересные проекты высотных зданий в Москве. Среди них проект восьми «горизонтальных небоскребов» Эля Лисицкого

Сталинские высотные здания

Современная Москва с каждым годом стремительно меняет свой облик, и городская застройка начинает расти не только вширь, но и ввысь. В столице появляются новые здания высотой в 100, 200 и даже в 400 метров! И это еще не предел для Москвы. Однако новые высотные сооружения столицы еще пока не сформировали выразительного архитектурного силуэта города, как это сделали их предшественники - знаменитые «сталинские» высотки середины XX века.

До начала строительства доходного многоэтажного жилья на рубеже XIX-XX веков Москва имела характерные вертикали в виде церквей, колоколен и башен. Однако постепенно эти вертикали стали теряться среди новых и высоких по тем временам доходных домов. В первое десятилетие советской власти стали появляться довольно интересные проекты высотных зданий в Москве. Среди них проект восьми «горизонтальных небоскребов» (1923-1925 годы, Эль Лисицкий) на пересечении радиальных улиц с Бульварным кольцом. Эти здания в 10-15 этажей представляли собой распластанные параллелепипеды, установленные на вертикальные «столбы» в которых размещались лестничные клетки с лифтовыми шахтами. Данный проект являлся первой попыткой создать в Москве целый ряд сооружений, выполненных в единой стилистике, которые смогли бы стать новыми доминатами в ансамбле города. Решение разместить высотные здания на Бульварном кольце было достаточно продуманным, ведь исторически Москва сложилась как город с явно выраженной радиально-кольцевой планировкой основных магистралей. Этот проект не получил реализации так же как и другие проекты высоток 1920-1930-х годов: небоскреба на Лубянской площади (1923 год, арх. В.Ф. Кринский), Дворца Труда (1923 год, арх. А.А., Л.А. и В.А. Веснины), конкурсных проектов здания Наркомтяжпрома на Красной площади и конечно же Дворца Советов, реализация проекта которого была прервана в годы Великой Отечественной Войны.

После реконструкции города, осуществленной в 1930-е годы, силуэт города претерпел многие изменения: Москва рисковала потерять одну из своих традиционных особенностей - вертикали. Создание системы высотных зданий, согласно единому градостроительному плану, было одобрено в 1947 году специальным решением советского Правительства. Восемь проектируемых высотных зданий должны были продолжить и обогатить прежние направления, определить опорные точки города, способные акцентировать его вертикальные отметки, утраченные в ходе реконструкции в 1930-х годах. Также сохранялась и задача возведения в центре города Дворца Советов, проект которого в 1934 году выполнили архитекторы Б.М. Иофан, В.Г. Гельфрейх и В.А. Щуко. Выбирая месторасположение высотных зданий, архитекторы должны были определить для каждого из них место, наиболее целесообразное с точки зрения красоты силуэта города, так как Москва отличается характерным рельефом.

Правда, первоначальные проекты высотных зданий отличались от реализованных, также как и место их расположения. Изначально предлагалось возвести доминанты у Савеловского вокзала и на Таганской площади. Впоследствии были выбраны другие районы города. В результате было принято решение разместить самое крупное здание на Воробьевых (Ленинских) горах, которое отметило бы главное направление развития городского массива - от центра на юго-запад и подчинило бы себе перспективы вдоль реки Москвы в сторону от Кремля. С рекой также связали и положение высотных зданий на Дорогомиловской и Котельнической набережных. В формировании приречных ансамблей, должны были участвовать здания на Смоленской площади и площади Восстания. Им же отводилась другая задача - создать доминанты вдоль Садового кольца вместе с административным зданием на площади Красных ворот. «Главный вестибюль» столицы - Комсомольскую площадь предлагалось отметить зданием гостиницы. Восьмой высоткой должно было стать административное здание в Зарядье, строительство которого не было завершено. Оно должно было «поддерживать» Дворец Советов и связывать другие высотные здания города.

К проектированию высотных зданий были привлечены лучшие советские архитекторы. Проект здания на Воробьевых горах разрабатывался под руководством Б.М. Иофана (позже проект возглавил Л.В. Руднев). Проектом на Котельнической и Москворецкой набережных руководил Д.Н. Чечулин. Авторами жилого дома на площади Восстания стали М.В. Посохин и А.А. Мдоянц, а административного здания на Смоленской площади - В.Г. Гельфрейх и М.А. Минкус. Высотное здание на площади Красных ворот было поручено А.М. Душкину и Б.С. Мезенцеву. Проект здания гостиницы на Комсомольской площади был выполнен под руководством А.Б. Борецкого и Л.М. Полякова, а гостиницы на Дорогомиловской набережной - А.Г. Модвиновым и В.К. Олтаржевским.

Все эти проекты в окончательном виде представляли собой комплекс уступчатых массивов, над которыми возвышались главная центральная часть. Эта особая архитектурная выразительность стала главной отличительной чертой, по которой московские высотные здания середины XX века можно узнать среди остальных зданий города. Однако такая композиция не была оригинальной. Несомненно, на архитектуру московских высоток повлияли американские небоскребы 1910-1930-х годов, такие как Municipal Building (1914 год, арх. Ч. Мак-Ким), Woolworth Building (1913 год, арх. К. Гильберт) и United States Courthouse (1936 год, арх. К. Гильберт) в Нью-Йорке. Но, несмотря на некоторые сходства в экстерьере, архитектура московских высотных зданий имела свои неповторимые черты, детально продуманные и мастерски разработанные отечественными архитекторами.


Жилой высотный дом на Кудринской площади (вид из Московского зоопарка).
Вид на здание МГУ из жилого дома на улице Герасима Курина
(фотографии Константина Котова)


Внутренние помещения зданий также должны были быть тщательно продуманы, как и внешний облик зданий. Оформление интерьеров общественных помещений всех высотных зданий выполнялось с преобладанием элементов классического архитектурного стиля и должно было соответствовать монументальному экстерьеру сооружений. К примеру, в отделке вестибюлей и парадных помещений зданий МГУ и МИДа широко использовался натуральный белый и красный мрамор, различные сорта полированного гранита в сочетании с искусственным камнем. Оригинально решалось и освещение помещений в виде изящных люстр и бра с люминесцентными лампами. Весьма нестандартно решены интерьеры общественных помещений гостиницы «Ленинградская», убранство которых отчасти напоминает элементы русского зодчества конца XVII - начала XVIII веков. Основное композиционное ядро парадных интерьеров шестиэтажного стилобата гостиницы составляет центральная лестница с 19-метровой люстрой, свет которой отражается в зеркальных стеклах, вытянутых на всю высоту лестничной клетки.

Особое внимание было уделено интерьерам квартир и кабинетов, которые должны были соответствовать всем требованиям комфорта. Весьма тщательно продумывались и бытовые удобства в жилых помещениях: в гостиницах «Украина» и «Ленинградская» были спроектированы системы пылеудаления, которые функционировали до начала 2000-х годов. А кухонные помещения жилых квартир были оборудованы встроенной мебелью и двойными холодильными шкафами - зимним и электрическим.

Одновременно с архитекторами работали и инженеры, которым пришлось при разработке проектов искать новые решения: к примеру, от американского опыта в сооружении оснований пришлось отказаться из-за специфики московского грунта и разработать специальные применявшиеся впервые в строительной практике «пустые» коробчатые фундаменты. Кроме того, инженерам пришлось решать проблемы с прокладкой инженерных коммуникаций и разрабатывать уникальную для тех времен техническую начинку зданий.

При возведении нулевых циклов зданий инженерам пришлось столкнуться с серьезными трудностями, так как возведение фундаментов производилось в довольно сложных геологических условиях.

При строительстве гостиницы "Ленинградская" выяснилось, что в месте расположения фундамента, на глубине до 8,5 метров, находился плывун. Чтобы подготовить надежное основание под фундамент здания, строителям нужно было удалить воду и превратить текучую массу в сухой строительный грунт. Для этого по периметру строительной площадки был сооружен шпунтовый ряд, который препятствовал проникновению воды в огражденном пространстве и позволял удалить имеющуюся в нем воду.

Трудности возникли при строительстве гостиницы «Украина» и жилого комплекса на Котельнической набережной. В этом месте грунты были насыщенны водой еще обильнее, чем на Комсомольской площади. Для этого пришлось воспользоваться испытанными способами водопонижения: сбором воды в зумпфы и откачкой ее с помощью мощных насосов в реку Москву.

Немало проблем возникло при возведении фундамента высотного здания на площади Красных ворот, так как под зданием находится станция метро «Красные Ворота», построенная в 1930-х годах. Кроме того, одновременно со строительством фундамента возводился второй выход станции, вестибюль которой был размещен в строящемся высотном здании. Для того чтобы нагрузка от здания не привела к обрушению вскрытого котлована под вестибюль станции метро, были построены специальные морозильные установки, и грунт в месте сооружения был заморожен. После окончания строительства установки были отключены. Тот же метод был применен и при строительстве главного здания МГУ на Воробьевых горах.

Еще одним немаловажным фактом являлось то, что самые трудоемкие строительные работы выполняли заключенные. К примеру, для обеспечения строительства комплекса зданий МГУ рабочей силой из числа заключенных предполагалось организовать отдельные лагерные пункты (ОЛП) в Кунцево, на территории Карачаровской производственной базы и в Текстильщиках. Лагерные пункты также располагались как и на самих строительных площадках, так и в строящихся зданиях. Об этом свидетельствует приказ МВД СССР № 0794 от 9 ноября 1951 года, согласно которому на 22 этаже главного здания МГУ для отделочных работ был организован отдельный лагерный пункт на 700 заключенных, которым полагалось улучшенное питание.

Также на строительстве работали и вольнонаемные рабочие. Им выплачивалась за высотность 15% надбавка к заработной плате.

В целом, к 1955 году было закончено строительство шести высотных зданий. В 1957 году была введена в строй седьмая высотка - гостиница «Украина». Строительство восьмого здания в Зарядье был прервано на этапе возведения первых этажей каркаса, который впоследствии был демонтирован. На этом месте в 1960-х годах возведут по проекту архитектора Д.Н. Чечулина гостиницу «Россия».

Одновременно со строительством высотных зданий предполагалось реконструировать и прилегающую территорию. В целом это удалось осуществить на Воробьевых горах, где появился ансамбль с симметричной композицией, центром которого стало главное здание МГУ в 36 этажей и высотой в 240 метров, заканчивающееся шпилем, увенчанным звездой с колосьями, диаметром 9 метров. Высота двух крыльев с башнями, где установлены часы, термометр и барометр, колеблется от 9 до 18 этажей. Перед главным входом в здание установлены фигуры студента и студентки, выполненные В.И. Мухиной, а во внутреннем дворе - памятник М.В. Ломоносову, выполненный Н.В. Томским. Интересно также и решение территории, прилегающей ко всему комплексу. От главного здания начинается обширная площадь, переходящая в аллею Славы, которая завершается площадкой с панорамным обзором Москвы.

Следующей высоткой, кардинально изменившей пространство вокруг себя, стало административное здание на Смоленской площади. Задуманное изначально архитектором М.А. Минкусом как 16-этажное - оно превратилось в 27-этажное, высотой в 127 метров. Правда, реализованный проект не предусматривал завершения в виде шпиля. Проект был доработан в ходе строительства (существует легенда, что данная идея принадлежала И.В. Сталину), в результате чего появилось завершение, выполненное из металлических конструкций, обшитых крашенными жестяными листами. Такое решение не требовало кардинальных изменений в конструкции здания.


Проект здания МИД архитектора М.А.Минкуса (изображение предоставлено Денисом Ромодиным)
Вид на здание МИД на Смоленской площади (фотография Константина Котова)


Интересно также и решение застройки вокруг высотного здания на Смоленской площади. Изначально Минкусом предлагался более органичный вариант, однако к концу 1950-х годов авторскому коллективу пришлось изменить проект, в результате которого вдоль Смоленской улицы появились жилые корпуса с трехгранными эркерами и полукруглыми балконами. Нереализованными остались лишь два гостиничных корпуса с интересными решениями оконных проемов, которые должны были перекликаться с располагающимся по соседству высотным зданием. И лишь в 1973-1976 годах, по проекту Б. Соболева были выстроены два симметричных здания в интернациональном стиле.

С административным зданием на Смоленской площади удачно перекликается и 29-этажная гостиница «Украина», высотой в 170 метров. Здание, расположенное на крутой излучине реки Москвы, удачно организует пространство вокруг себя. А боковые с корпуса, в которых расположены жилые квартиры, обеспечивают связь с окружающей застройкой Кутузовского проспекта. В последние годы гостиница стала существенно проигрывать на фоне строящихся неподалеку высотных зданий делового комплекса «Москва-Сити».

В 1969 году по проекту М.В. Посохина и А.А. Мндоянца на противоположном берегу реки Москвы было построено здание бывшего СЭВа, которое представляет собой совсем иное поколение московских высоток. Эти легкие здания из стекла и бетона, несмотря на приверженность к интернациональному стилю, продолжали в 1960-1970-х годах традицию своих монументальных предшественников. К сожалению, московские высотки, выстроенные в это время, до сих пор вызывают многочисленные споры и неоднозначную оценку со стороны архитекторов и горожан.

Попытку возродить традицию с кольцевым расположением высотных зданий, была предпринята градостроителями и в наши дни, однако данная программа «Новое кольцо Москвы» была реализована лишь частично. В последние годы архитектура города обогатилась строительством ряда новых высотных зданий, самым ярким из которых стал жилой комплекс «Триумф-Палас» (арх. А.Ю. Трофимов) высотой 264 метра. Однако эти здания представляют собой совсем иной тип небоскребов, в корне отличающихся от своих московских предшественников середины XX века.

Денис РОМОДИН
«Адреса Москвы», №1/37 - 2008