Первоначальный проект высотного здания МИДа в Москве не предусматривал завершения в виде шпиля. Проект был доработан в ходе строительства. Существует легенда, что данная идея принадлежала И.В.Сталину.

Советская архитектура / Архитекторы / Архитекторы / М / Мельников Константин Степанович

Мельников Константин Степанович

Дата и место рождения: 1886, Москва
Дата и место смерти: 1972, Москва

В 1905 поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества; окончил в 1914 его живописное отделение, а в 1917 - архитектурное (где учился у И.В. Жолтовского и И.А. Иванова-Шица). Первоначально следовал неоклассической моде начала XX в. - как в своих учебных эскизах, так и в первой крупной реальной постройке (здания первого в России автомобильного завода АМО, 1916-1917). С 1918 работал в русле программы «Новая Москва». В данном случае (проектируя перепланировку своего родного Бутырского района) единственный раз выступил в творческом коллективе; позже всегда вынашивал свои замыслы строго индивидуально, будучи (по словам одного исследователя) «солистом в массовом обществе».

Окончательно перешел на позиции авангардной архитектуры в период преподавания во Вхутемасе (Высшие художественно-технические мастерские, 1920), избрав не определенную конструктивистскую программу, а принцип вольной импровизации. Первым его произведением стал сравнительно небольшой павильон «Махорка» на Всероссийской сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставке (1923). В 1924 по эскизу Мельникова был сооружен сложный и в то же время крайне логичный по форме саркофаг для мавзолея В.И. Ленина. Вторым выставочным зданием, принесшим зодчему международную славу, явился ажурно-сквозной павильон СССР на Выставке декоративного искусства и промышленности в Париже (1925), который сам воспринимался публикой как элегантный экспонат. Характерные для обоих (не сохранившихся) павильонов консольно-подвесные конструкции наиболее масштабно-новаторски воплотились в проекте гаража для Парижа (1925). В отличие от парижского, два больших автобусно-грузовых гаража в Москве (1925), где архитектор предложил оригинальную систему «прямоточно-свободного» разъезда машин, были выстроены, однако искажены позднейшими перестройками (как и еще два его гаража, 1934 -1936). Всегда виртуозно учитывавший технические функции здания, Мельников, тем не менее, полемизировал с функционалистами, склонными полностью игнорировать образное начало. Его клубные постройки напоминают монументальные, самобытно разворачивающиеся в пространстве абстрактные скульптуры - впрочем, уютные и удобные (клубы в Москве: имени И.В. Русакова, 1927 -1929, завода «Каучук», 1927; и др.). Впрочем, и здесь реальные условия эксплуатации служили препоной для полного воплощения замыслов автора, предполагавшего, в частности, свободную трансформацию залов с помощью подвижных перегородок. В некоторых проектах (памятника Христофору Колумбу (для Санто-Доминго, 1929) и театра имени МОСПС, 1931) мастер вводит кинетические структуры, двигающиеся вокруг центральной оси, причем в памятнике Колумбу движение должно было обеспечиваться силами самой природы - ветром и дождями.

Свободнее и полней всего Мельникову удалось реализовать свои идеи на практике в собственном доме в Кривоарбатском переулке (1928-1931); два его экстравагантных цилиндрических объема обогащены окнами - гигантским передним и менее крупными, зато необычно-шестиугольными задними; внутренние помещения решены как полуфантастический, хотя и весьма комфортабельный мир творческого труда, открывающийся с каждого шага в новом, неожиданном ракурсе.

Со временем деятельность Мельникова стала уже целиком «проективной», построить ему уже ничего не удавалось (особенно с середины 1930-х годов, когда за свои «фантазии» он был подвергнут резкой критике в печати). Некоторое время он продолжал интенсивно преподавать (после Вхутемаса - в Московском архитектурном институте, 1934-1937), в последние же десятилетия вел все более изолированный образ жизни в своей «башне».

Работы архитектора представленные на сайте.